«Всё, давайте успокаиваться!» Александр Барсуков о ситуации в Беларуси, поведении властей, 90-х и службе в Нагорном Карабахе

22.11.2020 - 19:31

Новости Беларуси. В студии программы «Неделя» на СТВ помощник Президента – инспектор по городу Минску Александр Барсуков.

Игорь Позняк, СТВ:
Прежде чем подберемся к безопасности в Минске, за которую вы отвечаете, не могу не задать вам вопрос по далекому, но для вас наверняка очень близкому Нагорному Карабаху. Я знаю, вы полгода служили в этой горячей точке. Давайте попробуем из того периода – конец 80-х, я так понимаю – в наши дни выстроить мост. Какие мы должны сделать выводы сегодня?

Контролировали, чтобы не было вот этих горячих стычек, чтобы уже не доходило вплоть до серьезного применения оружия

Александр Барсуков, помощник Президента – инспектор по городу Минску:
Взбудоражили буквально за короткий промежуток времени людей, и начались межнациональные конфликты. Люди переженились, поженились там, породнились каким-то образом – все переплелось. И тут все по живому начало резаться. По живому. Мы практически в эпицентре были, мой взвод, по крайней мере, мы с ребятами несли службу по охране общественного порядка на перевалах – где-то 1,9 (километров – прим. ред.) высота в горах, перевалы, мы там блокпост выставляли и контролировали, чтобы не было вот этих горячих стычек, чтобы уже не доходило вплоть до серьезного применения оружия. Но я сегодня смотрю, мы сегодня понимаем, как легко зажечь вот эту спичку и как потом это успокоить тяжело. Сколько лет прошло…

Задумайтесь. Украина рядышком – пример, давайте учится не на своих, а на чужих ошибках. Все, давайте успокаиваться! Взбудоражили население, вы помните, как это все кипело, сигналили. Все, слава богу, утихло. Люди начинают понимать: «А дальше-то что, к чему мы придем? Мы что, хотим, чтобы у нас тысячи погибших были? Чтобы разделить народ или что? Мы этого хотим?»

Легко так со стороны наблюдать и давать оценку кому-то – посмотрите, пожалуйста, на себя

Игорь Позняк:
Вам не кажется, что конкретно этот год – невероятно взрывоопасный в мире и в Европе? И те примеры, о которых мы сейчас говорили по Нагорному Карабаху, этих примеров масса в той же Европе, которая нас сейчас пытается учить. Но посмотрите, что происходит во Франции, что происходит в Польше, что происходит в Германии – вот здесь какие мы должны извлекать уроки?

Александр Барсуков:
Вы знаете, учиться на чужих ошибках. Оплот демократии, который нас учит как нужно себя вести. Да, у них, оказывается, демократичный газ, демократичное применение физической силы и так далее. Легко так со стороны наблюдать и давать оценку кому-то – посмотрите, пожалуйста, на себя. Посмотрите, что в Польше.

Игорь Позняк:
Предполагаемый закон о том, чтобы запретить протестующим во Франции – желтые жилеты, то, что сейчас происходит – снимать на видео и на фото правоохранителей, дабы защитить полицейских и их семьи от того произвола, который сейчас происходит в социальных сетях. Что вы об этом думаете?

Люди находятся при исполнении служебных обязанностей, они государевы люди

Александр Барсуков:
Я думаю, это правильно, потому что люди находятся при исполнении служебных обязанностей, они государевы люди. Если сегодня не будет полиции, не будет государства. На Арке – я сейчас про Францию, – там много чего. Помните, желтые жилеты сколько месяцев, сколько сотен автомобилей сожгли, что там творилось, вы только вспомните. Тут же бросить в интернет: вот семья, давайте расправимся с ними – образ врага народа, понимаете? Это неправильно. 

Это наши белорусы.

Вы на улицу не выйдете вообще, будете бояться, короткими перебежками бегать, что вернетесь в старые какие-то времена, как у нас 90-е были. Кстати, хочу вам сказать. Вот задержания, которые у нас проходят – несанкционированные мероприятия в Минске – задержания у нас проходят, естественно, нарушают порядок – 68 ранее судимых. Как это понимать? Вернуть 90-е к нам, эту вакханалию. 90-е все помнят, это не так давно было, когда все какую-то мзду платили.

Игорь Позняк:
Те, кто только делают первые шаги во взрослую жизнь, может, им не с чем сравнить? Они наверняка не видели, что происходило в 90-е годы: то, что вечером в Минске, в 23 часа, я вам честно признаюсь, страшно было ехать в Серебрянку, в Чижовку, на Ангарскую.

Ребята, выключите интернет, выйдите на улицу, походите, посмотрите

Александр Барсуков:
Но у них же есть родители. Родители должны им рассказать: «Ребята, что вы делаете?» Это молодежь. Молодежь очень легко воспламеняется, поднимается на все. Тем более вот давайте там, того-того-того. Смотрите, что в интернете. Если только быть в интернете, посмотреть, то все горит, все полыхает. Ребята, выключите интернет, выйдите на улицу, походите, посмотрите. Приехали, говорят: мы ходим по Минску, мы не можем врубиться, что ничего нет, тихо, спокойно. Да, где-то группа собралась там, 700-800 человек прошлись, все. Вот отойдите от этой улицы – тишина, люди работают, предприятия работают, студенты учатся, на улице порядок, тишина, спокойствие. 

Игорь Позняк:
Я думаю, что большинство белорусов меня поддержат. Мы очень хотим снова вот этот Минск – чистый город, в котором можно безопасно переехать из одного района в другой, в котором в воскресенье можно взять ребенка за руку и приехать в парк Горького, покататься на каруселях, можно зайти в метро на одной станции и выйти на другой. Вот сейчас белорусы – ну, не белорусы, минчане – в некоторых случаях лишены этой возможности. Как вернуть этот чистый, прекрасный, спокойный, безопасный город, который мы все очень любим, который и иностранцы любят?

Если не понимает по-хорошему, ну тогда извините… На то и власть, чтобы употребить власть

Александр Барсуков:
Вы знаете, в последний период времени поступает масса звонков: в горисполком люди обращаются, в райисполкомы, даже в ГОВД на линию 102: «Когда вы наведете порядок? Наведите, пожалуйста, порядок». Правильно сделал глава государства – дал неделю на наведение порядка. 

Я даже смотрю по задержаниям. Хотелось бы, пользуясь случаем, сказать спасибо нашим минчанам. Они все это восприняли правильно. Сегодня коммунальные службы – как нелегко сегодня этим бедолагам. Все это затянулось. 

Игорь Позняк:
И не столько физически, сколько, возможно, морально.

Александр Барсуков:
Морально, да. И кто-то еще выходит и начинает им: «Что вы делаете?» Их меньшинство, но очень агрессивное меньшинство. Какое вы имеете право? Если не понимает по-хорошему, ну, тогда извините… На то и власть, чтобы употребить власть.

Главное, что власть не сработала, это власть виновата

Смотрите, как раскачивают ситуацию: троллейбусы выходят из парка – разбрасывают шипы, троллейбус дальше не пойдет и остальные не пойдут. Люди стоят на остановке, нужно ехать на работу, с работы – власть плохая. Ну почему? Создаются специальные условия. Перекрыли движение – стали цепочкой, тумбы вытянули или что-то еще, люди не могут проехать. Да подождите, как это власть виновата? Светофорные объекты повредили, сразу несколько светофорных объектов – знают, куда заходить, раскрыли, знают какой провод, специалисты.

Зато дорожно-транспортные происшествия – не дай бог с тяжкими последствиями – их это не интересует. Главное, что власть не сработала, это власть виновата. Вода перестала течь – власть виновата. Ну вы же, пожалуйста, подумайте, как логически все складывается.

Игорь Позняк:
Я думаю, что я выражу мнение многих минчан, особенно тех, у кого есть маленькие детки. У нас впереди волшебный просто месяц – декабрь – подготовки к Новому году. Возвращаясь к вопросу о наведении порядка, очень хочется, чтобы декабрь и дальнейшая наша жизнь в Минске была спокойной. Очень много семей, детей приезжают в Минск на главную елку. Понятное дело, что этот год особенный, определенная эпидемиологическая ситуация, но очень хочется, чтобы ничего не мешало. Вы как помощник главы государства по самому главному городу в стране обещаете, что все будет хорошо, спокойно?

Мы сделаем все возможное, чтобы не омрачить людям праздник

Александр Барсуков:
Ожидание праздника и есть праздник. Мы сделаем все возможное, чтобы не омрачить людям праздник. Порядок глава государства дал команду навести – он будет наведен, кому как бы этого не хотелось. Если кто-то этого не хочет – пожалуйста, ребята, успокойтесь. Все. Все прошло, призадумайтесь немножко. Это чревато последствиями, с огнем играете.

Игорь Позняк:
В этот воскресный день есть люди, которым сейчас очень тяжело работать и физически и психологически, которые ждут от вас теплые слова – сегодня день ОМОНа. Я думаю, что у вас есть что сказать им (читать далее).

Loading...


Вадим Боровик о ветеранах: они бы встали рядом с ОМОНом. Они сильные и стойкие, они видят, за кем становиться



Новости Беларуси. В гостях программы Григория Азаренка «Тайные пружины политики» политолог Вадим Боровик.

Григорий Азаренок, СТВ:
У нас в гостях политолог Вадим Боровик. Мы рассуждаем об НКО, некоммерческих организациях. Что это вообще такое?

Финансируют какие-то политические проекты, потому что напрямую политическая партия финансироваться из-за рубежа не может

Вадим Боровик, политолог:
Прямая военная конфронтация – всегда дорого. И даже если идет речь о военной конфронтации, то проводится очень серьезная подготовительная работа – «мягкая сила».

Целый ряд работ есть американских экспертов по этой тематике, и уже сегодня все страны мира – и Россия, и Китай, и Турция, и США – работают с «мягкой силой». Один из элементов «мягкой силы» – это создание так называемых неправительственных структур, которые занимаются на первый взгляд, если мы смотрим на эти структуры, – культурный обмен, языковой обмен, изучение истории и прочее. Но под этим видом очень удобно в первую очередь финансировать какие-то политические проекты, потому что напрямую политическая партия финансироваться из-за рубежа не может.

Посмотрите, кто возглавляет эти организации, – бывшие разведчики, бывшие сотрудники госорганов, то есть если берем международную структуру и ее ответвление, даже автор этой работы «Мягкая сила» возглавлял совет по разведке США.

Григорий Азаренок:
Есть старое доброе, хорошее историческое название «пятая колонна», которое понятно всем.

Вадим Боровик:
Как говорит древневосточная мудрость: хочешь победить врага – научи его детей. И вот здесь проблема – приходит эта организация, она не просто организация, они несут идею определенную. Вешаем скворечники, но рисуем, например, радугу на этих скворечниках. Это, соответственно, мы поддерживаем определенные меньшинства. Вешаем флажки определенные. Обсуждаем контекст какой-то политической ситуации и сравнительный анализ проводим: вот здесь Конституция плохая, а там… Так называемый дискуссионный клуб. Вот мы дискутируем с вами. Мы же вроде бы собрались подискутировать на темы общего развития государства.

Григорий Азаренок:
Алексиевич этим занималась очень успешно.

Если человек, особенно в западном мире, имеет альтернативную точку зрения, то сразу становится мишенью для атаки

Вадим Боровик:
Да, мы дискутируем с вами, но мы гнобим конституционный строй страны.

Посмотрите, вот у нас есть такой Европейский гуманитарный университет. Знаете, как они пишут курсовые и дипломные? Значит, для того, чтобы сдал зачет, они должны взять какую-то ветвь власти, нормативный акт Беларуси, сравнить с европейским в худшем контексте. По-другому он не сдаст. Зачем нам такие специалисты в Беларуси?

Если мы говорим о средствах массовой информации, если раньше мы могли назвать эти средства массовой информации какими-то аналитическими изданиями, где какая-то точка зрения бытовала, в последние годы это боевые листки. Человек, который, особенно в западном мире, имеет альтернативную точку зрения, сразу становится мишенью для атаки. Если ты, не дай бог, против однополых браков, ты враг. Если ты не хочешь, чтобы два папы усыновляли ребенка, ты враг. Если ты, не дай бог, считаешь, что президентская республика с сильной вертикалью власти – это хорошо, ты враг.

Григорий Азаренок:
Мела Гибсона затравили, есть пример.

Вадим Боровик:
Послушайте, они Стросс-Кана уложили с горничной в постель. У него любая модель, супермодель мира готова была со Стросс-Каном поехать в свадебное путешествие. Зачем ему была эта горничная? Он хотел финансовую систему мировую отстроить по-новому.

Григорий Азаренок:
Я помню даже – пару лет назад ходишь по Минску, там висят такие плакаты: «Благодаря Евросоюзу здесь отреставрирован фонтан». Какие-то мелочи – скворечники висят, еще что-то. Но плакаты висели по всему Минску. Простите, у нас государство строит АЭС, у нас возводятся мосты, возрождаются деревни, у нас строятся автобаны огромные. Но при этом рекламируется вот эта ерунда.

«Мы должны свои ценности нести»

Вадим Боровик:
Абсолютно правильно, Григорий. Даже по поводу атомной катастрофы и ликвидации последствий после этой катастрофы в Украине. А получили в основном мы. Еще тогда такие были ветра. Мы миллиарды долларов самостоятельно туда вложили, мы думаем не только о том, как сохранить – мы думаем о перспективах развития этого региона. И возродить жизнь там. То есть о перспективах развития региона. Чем они занимаются? Спекуляцией на этой теме, издевательством. То же самое здесь. Главное – пиар. Главное – повесили этот флажок синий со звездами и сказали: «Вот здесь мы вам дали, вот, нате». Понимаете, это система таких подачек.

Очень удобно на этих подачках содержать определенную армию своих сторонников, которые в нужный момент в свой голос, так скажем, проявят либо в форме действия, либо как средства массовой информации. Но мы сегодня должны конкретно это отслеживать. Мы должны свои ценности нести.

Послушайте, я связан, у меня есть компания, которая занимается, например, услугами с иностранным контингентом.

Сколько примеров, когда традиционные ценности, которые есть в Беларуси, являются привлекательными

Вадим Боровик:
Очень многие сюда едут. Почему мы не рассказываем? Почему едут? Они говорят: а я не хочу, чтобы моему ребенку в школе в старших классах, например, начиная с 10 лет показывали половое просвещение и надевали презервативы в присутствии девочки или водили на лавочку разного цвета и рассказывали, что у него может быть два папы, не хочу. И он едет сюда, покупает здесь дом. Из Канады приехал деятель, хороший хлопец, умный. Говорит: «Мы купили здесь дом с женой, хотим жить здесь, у вас. У нас там гетто, COVID-гетто, строятся лагеря». Вот я вам говорю конкретные примеры. Сколько примеров, когда вот эти традиционные ценности, которые в Беларуси все-таки имеют доминирующий характер, являются привлекательными.

Григорий Азаренок:
И здесь можно говорить уже о нашей идеологии.

Вадим Боровик:
О нашей «мягкой силе».

Григорий Азаренок:
Беларусь как Ноев ковчег, спасение от вот этого всего.

Вадим Боровик:
Вот, я об этом хотел поговорить. Послушайте, хватит отступать. Вот эти ценности традиционные, я сейчас буду утрированно говорить, чтобы зритель запомнил. Это не значит, что Министерство образования меня на это уполномочило. Это мнение Боровика. Но когда у нас девственницы начнут заканчивать школу, и вот девственница закончила школу, мы ей к централизованному тестированию добавляем несколько баллов, и она проходит. Потому что да, у нас меньше будет ЭКО. У нас будет более здоровая молодежь. Они будут понимать, что есть традиционные ценности, ценность семьи. Мы не будем воспитывать, какие презервативы надевать в школе, а мы будем ее учить, что нужно уважать мужа, а муж должен уважать жену, что ребенок в приоритете в семье. Понимаете? Вот этому надо учить.

Вот сегодня у нас любят: эмансипация, феминизм. Мы никогда не будем ущемлять женщин. Но если мы сегодня девочку научим уважать мужчину, а мужчину научим быть главой семьи, тогда у нас не будет 40-летних лбов, которых содержат матери-пенсионерки. Сколько у нас таких, которые пьют, не работают, тунеядствуют, а мать их...

Григорий Азаренок:
А потом на митинги.

«Мы создадим здесь такие ценности, которые будут рекламой Беларуси, то есть чисто, целомудренно, уважение»

Вадим Боровик:
Да. Вот мы и создаем инфантильного мужчину и девочку, которая хочет в 18 лет сесть в Mercedes. К нам будут ехать со всего мира, потому что они будут понимать, что их ребенок не начнет половую жизнь в 13 лет, что он не будет, как в США, наркотики у наркодилеров заказывать на Хэллоуин в 17 лет. Сходите в Брюссель, на улице, где Европарламент, около каждого здания лежит бомж, и после 8 часов вечера, только стемнело, проститутки выстраиваются в ряды, в том числе и гражданки Бельгии. Так чем гордиться?

Так вот когда мы создадим здесь такие ценности, которые будут рекламой Беларуси, то есть чисто, целомудренно, уважение и плюс не уходим в ортодоксальность, то есть экономика развивается.

Григорий Азаренок:
На экскурсию пришли во Дворец Независимости ветераны. И я вот просто смотрел видеокадры. Я думаю, если бы Президент их в августе позвал, они бы стали рядом с ОМОНом – какие они сильные и стойкие.

О ветеранах войны: они бы встали рядом с ОМОНом. Во-первых, они сильные и стойкие, а во-вторых, они видят, за кем становиться

Вадим Боровик:
Они бы стали. А знаете, почему бы они еще встали? Во-первых, они сильные и стойкие, а во-вторых, они видят, за кем становиться. Они герои не только потому, что в той или иной степени участвовали в этом сопротивлении фашистам. У них жизнь была героическая. На их долю выпало. Это же люди, которые родились во времена Гражданской войны, прошли путь разных коллективизаций, строительство советской империи.

Григорий Азаренок:
Великая эпоха.

Вадим Боровик:
Подняли страну, целину подняли. Это люди, которые прожили великую жизнь. Мы ими гордимся. А у нас пытаются это забрать, вот опять же.

Григорий Азаренок:
И у них сейчас любимая тема не День Победы, а День памяти, скорби, 8 мая…

Они начинают это ретранслировать. Оказывается, не такие были нацисты жестокие

Вадим Боровик:
Мошенничество. Потому что победитель и освободитель клубнику в Польшу не поедет и унитазы мыть. В Польшу не поедет. Они начинают это ретранслировать. Оказывается, не такие были нацисты жестокие. Оказывается, были хорошие немцы, были добрые националисты.

Григорий Азаренок:
Простите, но и мы в этом виноваты, потому что я какой сериал не включаю, там всегда есть подонок-чекист, который хочет героя, советского солдата…

Вадим Боровик:
Вот это пора заканчивать, пора заканчивать гнобить.

Григорий Азаренок:
Все 100 % сериалов.

Вадим Боровик:
Они очерняют саму систему, ведь этот подонок-чекист в гнилой системе работает.

Григорий Азаренок:
Конечно, да.

Вадим Боровик:
Понимаете, а вы не будете сопереживать. Понимаете, получается так: добрый народ, герой и плохая система. Что мы защищали? Мы защищали плохую систему. Но мы хотели чуть ли не в США все смотаться после Победы. Но это же вранье. Все же вернулись на родину. Проблема в другом. Почти 7 миллиардов на земле уже жителей. Неужели вы думаете, что мы себе 30 миллионов не найдем жителей планеты, которые хотят нормальные, традиционные семейные ценности, которые хотят нормальную, устойчивую политическую систему.

Григорий Азаренок:
Да больше найдем.

Вадим Боровик:
Найдем миллиард. Понимаете. Сюда будут ехать. Вот Россия – огромная империя. Беларусь – союзник. Два независимых, но очень близких, братских народа. И мы можем здесь привлечь огромные трудовые, интеллектуальные ресурсы. Просто надо четко это обозначить, что не надо поддакивать, не надо бояться.